Аркадий Поповец

Проза

Дурдом «УКРАИНА»

14.01.2015

Пьеса в пяти бредах по мотивам политико – развлекательных программ

БРЕД № 1

Действующие лица:

Главврач – президент.

Завхоз – премьер.

Замполит – спикер, парт.босс (собирательный образ).

Оппозиционер – оппозиционер.

Начфин – хитрожопый финансист (собирательный образ)

Обычная больница, 45 миллионов пациентов, актовый зал, пленарное заседание, повестка дня – «покращення жизни».

Главврач: Люби друзи! Есть мнение, что за забором, на западе, больница лучше, пациенты счастливее, у них теплее и нет тараканов. Мы должны с ними, как-то, объединится, вступив в ЕС – евро санаторий. И тогда нас ждёт всеобщее счастье, и мёд с помаранчей круглый год. Какие будут предложения?

Завхоз: Надо приватизировать подвал и крышу. В подвале газ, под крышей сухо. Всё остальное продать американцам за доллары, и поделить между собой.

Оппозиционер: А народ?

Завхоз: У народа есть гривни, пусть ими и играются.

Главврач: А что, мне нравится! Только это как-то не демократично. Голодомор, прям какой-то. Надо проголосовать!

Замполит: Я, как спикер изолятора, хочу напомнить, что Украина, стала «дурдомом», совсем недавно. Раньше это была здравница огромного лепрозория, где все были под наркозом и мы могли делать всё, а нам за это ничего не было. Так, что предлагаю создать комиссии, обсудить в комитетах, провести общие слушания и только потом голосовать. Чтоб каждый пациент смог высказаться.

Оппозиционер: Четыреста лет понадобится на всю бодягу, а народ хочет кушать сейчас.

Завхоз: Что вы всё время протестуете, Вам что, больше всех надо? Вы же не голодаете. Тем более Вам все балконы отдали, причём почти задаром. Вы же пациентов выводите на них за деньги, и никто Вам не мешает. Будете возникать, Мы Вам всю Западную сторону заколотим щитами. Устроим Вам фанерный занавес. У-ух, ворюги, популисты горлопаны!

Замполит: Стоп- стоп! Давайте заспокоимся, а народ Мы накормим. Вон гречку уже заказали. Сейчас растаможим, подсчитаем, расфасуем, разнесём по этажам-регионам, выделим помещения с охраной и будем реализовывать. Уверен, народ оценит наше усердие. И будут деньги на зарплаты и пенсии. Вот, пусть начфин расскажет. Он всё-таки бывший кассир, и у него есть калькулятор деревянный.

Начфин: Да, я давно хотел сказать, не-было случая. Считаю, что пенсии выплачиваются неправильно. Начисляют кому ни попадя. Что значит, он полвека на заводе отработал? Он же не на нас работал? Выходит, мы ему ничего не должны! Верно? И вообще, что-то много у нас в дурдоме пенсионеров разных, инвалидов, чернобыльцев, ветеранов всяких. Долгожители, блин! Надо их сократить. Я бы их подушил, но это не гуманно сказали. Значит, мы им всё урежем, цены на всё подымем – сами вымрут. А мы вроде и ни при чем.

Главврач: Хитро, а главное никакого геноцида! В общем, принимаем, как за основу, в первом чтении, а дальше подкорректируем под резолюцию ООН, комар носа не подточит .

Оппозиционер: Это заговор! Фашисты! Мы поднимем всю больницу! Мы вас матрасами закидаем, запроданцы, клизмалюбы! Хай живе помаранча!

Замполит: Выключить микрофон! Отгоните убогого от трибуны, у него опять обострение синдрома Кадинского-Клерамбо.

Небольшая свалка. Дерутся демократы с ультрадемократами. Убогого киндера уносят санитары. Вяло трепещет флаг с голой бабой Параской, в оранжевых трусах. Кто не участвует в драке, поют попурри на гимн Украины. Объявлен перерыв.

ЗАНАВЕС.

БРЕД №2

Всё те же и всё там же

Замполит: Продолжаем наше заседание. Повторяю, продолжаем наше заседание. Разделились по фракциям, быстренько, сами, без сепаратора. Будем дотрымуватысь регламенту. Повестка дня не изменилась! Слово гаранту!

Главврач:Люби друзи! В перерыве я встречался на саммите, с главврачем дальнего санатория. Нам обещали кредиты на покращення. Я договорился. Вопрос один – кто отдавать будет? Я не смогу, сразу говорю. Я болен, у меня аллергия на лице. Тем более я где-то потерял свой шарф оранжевый. И у меня горе личное – пчёлы подохли. Так, что на меня не рассчитывайте. А свою долю я уже жене отправил.

Замполит: Вопрос возврата кредитов наиглавнейший, архиважный, можно сказать приоритетный. Надо затянуть пояски у пациентов, поднатужится и выдать. Кто добровольно возьмется затягивать? Никого? Тогда будем голосовать!

Начфин: Чего голосовать то? Напрягаться? Всё очень просто. Что бы отдать кредит на Запад, надо взять кредит на Востоке! И все мы в шоколаде. Останется ещё Юг и Север, на три каденции хватит.

Главврач: А мысль то хорошая. Вот все бы так думали государственно, глобально.

Начфин: Ещё можно брать кредиты под кредиты, выдавать кредиты под ресурсы, ресурсы продавать за наличку, наличку переводить в оффшоры. И на хрен что-то покращувать? А ещё с каждого пациента по десятке снять, просто так. Им не заметно, а у нас бюджет пополнится. А санитаров и ВОХРу - на хозрасчёт и самоокупаемость, пусть сами о себе заботятся. Ох и жизнь настанет? Не будни – праздник.

За окном шум, крики: « Сволочи!», «Грабители!», «Негодяи!», «Даёшь перевыборы!», «Долой Главврача!». Небольшая революция. Танков не было. Главврачу сделали лоботомию и учёную степень, изменили голос, лицо фамилию. Да, и ещё к пчёлам отвращение привили.

ЗАНАВЕc

БРЕД № 3

Действующие лица: Главврач: Завхоз: Начфин:

Кабинет Главврача, картина «Закат в терриконах», сметана из Межигорья, Семейный завтрак в простынях. Главврач сидит, качаясь на табуретке, обхватив голову руками, в руке смятый лавровый венок. Надкушенный бутерброд, недопитый кофе.

Главврач: К нам движется мировой кризис. Ой ой, а-а-а. Надо что-то делать, или не делать ничего? Само пройдёт, может быть? Как поступить? Как правильно? Ой, боже ж мой! Что, что делать? Ай- йяй- йяй! Попал! Не, я точно попал! Конкретно! Дааааа! Дела-ааа! Оох! Это вам не шапки по трамваям тырить, это ж ёптыть, беда. Свой кризис в разгаре, а тут ещё этот, мля…

Завхоз: Да-а уж. Неприятненько. Это козлы виноваты, работать не дают, заважають. Папередники, мать их! Волки позорные. Это ВОНА, это она нам такую свыню пидоклала. Треба её засадить, падлюку. Как добре було – прокачивали чужой газ, через свой подвал. Закат-откат – чистоган на карман! И всё чики-пуки. Так нет же, сломала гадина такую схему клёвую, такой бизнес порушила гнида. Теперь откатывать нечего, подвал почти пуст. Свою кочегарку еле топим, а уголь весь на Запад гоним. По ленд-лизу, тьху ты, по контракту, мать его. А тут ещё этот, как его, кризис, мля. Да эти ещё оппозисты сраные. Я бы их всех, в крутопадающий штрек, пластами, с трамбовкой. Ухх, суки!

Начфин: А я знаю, что надо делать! Нужно не допустить встречу двух кризисов! Создадим третий – региональный! По прогнозам наших аналитиков, он поглотит и мировой и всеукраинский! Ну а с регионами мы справлятся умеем. Для начала запустим пенсионную реформу. Бабушек на митингах уже не будет, а с остальными, наши санитары-вохры быстро разберуться. Потом льготы поснимаем, а на сэкономленные деньги наймем братков из диспансера, оденем в форму, выдадим дубинки и по палатам смотрящими поставим. Что бы пациент и думать забыл о чём либо, кроме как об уплате за коммунальные услуги. И сразу начинаем покращувать жизнь, принудительно. Несогласных – в очередь, на клизму с трепанацией!

Главврач: Умён шельма! А с оппозицией шо делать будем? Без них нам кредитов не дадут!

Начфин: Ну, так Завхоз верно гутарит, ВОНУ за граты, а Киндер с соратниками, пущай тявкают. Картавого слить на хрен, много знает. А остальные-сявки, будут борзеть, заплатим сантехникам, они им воду перекроют. Мало будет – свет отключим и канализацию отрубим. Пущай протестуют, болезные, до первой диареи. А надзирателям ЕС скажем – плановый ремонт, всего и сразу.

Главврач: Ничего планчик! Главное что бы послидовно было!

За окном шум, гам, толпы людей. Слышны крики – «Сволочи!», «Грабители!», «Негодяи!», «Даёшь перевыборы!», «Долой Главврача!».

Главврач: Что это там всё время шумит? Что за люди? Сколько лет одно, и тоже! И лозунги знакомые. Працювать заважають. Мы же для народа стараемся, для всех, так сказать, мля.

Завхоз: Так это те, наши, ещё с первой каденции. Мы им заплатили, так им понравилось. Теперь вот живут там, в палатках, убогие. Жалко их, хоть и гадят в подворотнях. Мы их не сильно тираним, а вдруг ещё пригодятся. Подкармливаем, иногда, из бюджета конечно. Типа наёмные орнитологи, ворон да голубей пересчитывают, по договору.

Главврач: Это хорошо! Потому что гуманизм, к братьям меньшим - основа нашей программы покращення. Надо им что ни будь из личных запасов подкинуть, всё равно пропадает. А что орут, так тоже не плохо, пусть весь мир видит – у нас самая демократическая демократия, плюс ещё этот, как его, мля, плюрализм! Ёптыть! Завхоз: Ага, плюрализм, перестройка, перестрелка, помню-помню! А на водке да сигаретах откатаем свои затраты.

Начфин: Что б культурненько выглядело – начнём кампанию по борьбе с курением и алкоголизмом. Верняк ,отвечаю, всегда работало! Мы же не курим и не пьём, мы же только нюхаем!

Завхоз: А я лично, на таблетках сижу!

Главврач: Так! Хватит о личном. Давайте по делу, антикризисную программу обсуждать. Есть соображения? Ну, начинай, мурлычь мне, подельничек.

Завхоз: Соображения есть, мозга нет, папередники выели, мне так кажется. А обсуждать? Можно и пообсуждать. К примеру, пообещать зарплату выплатить за прошлый год? Нет, уже обещали. Дороги поремонтировать? Так круглый год вроде ремонтируем. Мндаа, задачка. Придумал! Социальное житло построим! Койки фанерой отгородим – вот и житло, отдельное! Дёшево и сердито! Пока народ в недоумении, мы, что ни–будь побыстряку приватизируем. А кризис? Да тьху на него, с прибором. Не будем замечать, и всё! Будем всех грузить, что он мимо нас прошёл. Покрасим стены в белый цвет, и полосы голубые, широкие, что б красиво было. Вертолёт на крышу посадим, к соседям, типа, на консультации летать. Весь мир убедим в своей послидовности. А, если кто сомневаться станет? Твёрдо скажем - Это происки папередников, это всё они выдумывают, заважають нам працювать, козлы. И ВОНА, и Бандера тоже. А у нас полный стабилизец! В натуре! Без базара!

Главврач: Ай, молодца! Гений! Дай я тебя расцелую! Не зря я тебя реанимировал? Зомби мой ненаглядный! Разрулил, так разрулил! Лихо! Как в молодые годы! Придумал бы ещё как бабла с лохов срубить, по лёгкому, цены б тебе не было!

Начфин: Это ко мне! Меня вот только что осенило! Тарифы пересмотреть надо. Недоплачивает народ за услуги! Я посчитал. Наши расходы равны их доходам! Меня как обухом по лысине! Это же такие деньги! Меня типать начало, аж вспотел! До сих пор в прострации, столько нулей, матерь божья, несосчитать. Вот, в горячке, коммунальную реформу набросал. Денег народу только на жратву оставим, пока. Дальше видно будет, подкорректируем по ходу, на местах. Так, что я тоже гений! Мы все с вами, гении!

Кабинет главврача, картина «Закат в Терриконах». Вечер, за окном редеющие толпы людей, слышны затихающие крики «Сволочи!», «Грабители!», «Негодяи!», «Даёшь перевыборы!», «Долой Главврача!». Рабочий день подходит к концу. Начфин бережно прячет калькулятор, Завхоз, стоя на коленках, протирает главврачу тапочки, сам Главврач, напевая – « Мы рождены, что б сказку сделать былью…» перед зеркалом примеряет лавровый венок.

ЗАНАВЕС

БРЕД№4

Действующие лица:- Киндер; Зондер: Панчер:

Лойер (собирательный образ скользкого юриста)

В эпизодах появляется Тень Пасечника.

Палата №6, Штаб объединенной оппозиции. В полосатых халатах, на койках, сидят лидеры оппозиции. Вечер. В свете свечей, на стенах, бликуют образы идолов оппозиции « Приезд Бандеры в Москву», и триптих « Пасечник в Голливуде». На носу выборы в актовый зал. Все напряжены. В палате – стойкий запах пота и одеколона «Русский лес». Над окном висит оранжевый плакат « ХАЙ ЖИВЕ ПОМАРАНЧА!» и лозунг « ДАЁШЬ КЛИЗМУ!». Откуда-то сверху, раздается голос Пасечника « Слава помаранче!», все дружно вскакивают, и хором отвечают, «Во веки Слава!», прикладывая левую руку к груди. Минута молчания.

Киндер: Друзья! О чём это Я? Соратники! Мы собрались здесь, для борьбы с режимом. И не смотря на то, что нам отрезали канализацию и вырубили свет, мы ни за что не сложим наши раскладушки и всем Фронтом выступим за чистоту наших матрасов. Только мы, сможем что-то изменить в стенах этого дурдома. Только мы, можем искоренить коррупцию, изгнать тараканов, освободить узников и отлучить главврача от буфета! Законопатим все щели, что бы всякие клопы с регионов не лезли. Поднимем гордо, стяг с помаранчей, и настанет день благоденствия! Скинем ярмо ненавистное, и вздохнём полной грудью воздух свободы, свежий воздух перемен! Кстати, чем это понесло? Знакомый запах. Странно, и пахнет и воняет одновременно. Откуда-то понесло, не иначе с Востока! Точно! Караул! Это рука Москвы! Происки Кремля! Я анусом чувствую! Здесь затаился враг. Здесь Русский дух, здесь Русью пахнет! Это зрада! А Завхоз, падла, мыло зажилил, и мои бигборды у лифта поламал, сука

Вплывает Тень Пасечника, босиком в сером балахоне, со свечей в руке, взгляд отрешенный на голове оранжевый колпак из чулка Воны.

Тень Пасечника: Что, люби друзи, заговор плетете? Спонсоров нашли? Вам главный не нужен? Нет? А зря! Я бы вас повёл! Я хороший! Молчите? Эх, В-ыыыы!! А я же за еднисть, за мову, за диалектический материализм, или за материалистический диалектизм, за соитие мыслей, за самое дорогое, за америку, за … Никто меня не понимает. Не доросли умом до меня, ещё. Э хх!

Бормоча что-то невнятное, не спеша просачивается сквозь стену.

Панчер: Я хоть и доктор, и очень образованный, не проффесор конечно, но тоже ничего не понял, и раньше не понимал. Чего приходил, чего бормотал? Да, пчёлы, наверное, крышу сносят похлеще допинга. Так что там про руки Москвы, какие промоутеры из Кремля? Я в Москве был, мне понравилось, любят меня там. Мне так кажется.

Зондер: Так, так, так, застрочил кулемёт, из кустов по Москалям. Мы их триколор на наш тризуб натянем! Будут знать, и за Бандеру и за сало ответят! Диаспора поможет, слава помаранче, не оставит. А пчёлы – ерунда, птицы круче! Они свободные, летают - где хотят, какают на головы и никто их не наказывает. Представьте, Весна, солнышко светит, я на танке весь в белом, а вокруг птички летают! Свободные! Красота!

Киндер: Да что ты заладил, как вохра на коррупцию. Птички! Птички! Сидельцев вызволять надо. Вона и Картавый уж сколько в карцере страдают. Без радио, без телевизора. А главное, без общения с Нами, интеллектуалами. Цветом нации. Оплотом демократии. Умами, честями и совестями нашей эпохи, мля. Можно сказать лидерами мирового значения, да что мирового – галактического! И, в то время, когда наши соратники томятся в застенках проклятого режима, Завхоз, сука, зажилил мыло из гуманитарки, и поламал мои бигборды не только у лифта, а и на аллее героев, за сараем! Это форменный беспредел! На лицо явное нарушение всех европейских конвенций. Ой! Опять этот запах! Далёкий, знакомый. Надо наверное на электрошок сходить, может прояснится что, в голове.

Лойер: Да не парься киндер, всё пучком! Я же не просто юрист, а и защитник и адвокат, в одном лице. Три в одном. Как Комет-гель, мля. А чё пахнет и воняет? Так это одеколон «Русский Лес», Вона передала. А что бы вохра не засекла, я его с носками вынес, типа взял постирать, ну и ещё кое-что прихватил, из белья нижнего. А у вас воды нет, блин.

Киндер: Ага, мля, и с мылом напряженка. А стаканы есть, слава помарнче.

Зондер: А я пить не буду, принципиально, пока этикетку не сотрёте. Нет в России лесов, и не было никогда. Там один чертополох растёт, я знаю, мне один индеец рассказывал. А леса только у нас есть, я видел. Наш лес - пристанище всех свободных. Лесные братья с войны ещё бегают от НКВД, птички летают, скворечники кругом. И тут я, на танке, весь в белом. Красота!

Лойер: В носках, кроме одеколона, ещё малява была, в трёх томах, для нас, объединенных. Советы там, рекомендации и проклятия Пасечнику. Вона по секрету сказала, что это она пчёл потравила, поллонием. А Пасечник дурила, морду мёдом мазал. Вот и пошёл весь прыщами. Красавчик! Только ему не говорите, а то он на меня американских пчёл-убийц натравит. А я их жуть как боюсь, больше чем срок за взятки.

Из угла появляется Тень Пасечника, костюм тот же, балахон, колпак, свеча. Взгляд мутный.

Тень Пасечника: Что, бухаете, люби друзи? Вам тамада не нужен? Молчите? Эх вы-ы-ы-ы. А ты, Лойер, бойся, они придут за тобой, по миру пойдёшь, без матраса. Изыди, адвокат Дьявола!

Так же, не спеша, Тень Пасечника скрывается в углу, грустно насвистывая гимн Америки.

Лойер: О ,Помаранча святая! Пронеси! Не в смысле после запора. Не дай компромат на меня! Век шестерить буду, на кого скажешь. Всё сделаю, даже таблицу умножения выучу.

Панчер: Не трусись, отобъёмся! Подумаешь американские насекомые? Я их столько перемолотил, и ещё перемолочу, пока молотилки не сломались. А пока надо мэра выбирать. Я бы смог, слава помаранче, а то старый мэр совсем плох стал. По крышам лунатит, песни бубнит. Плотно на космическую дурь подсел. Пора его в геронтологию переводить, к овощам. Он там как родной будет. Извращенец. И команду его, молодую, туда же, пусть там делают, что то важное. А я лифты сам починю, и педали приделаю, что бы электричество экономить. А ещё, мусоросжигательный комплекс запущу. Из мусоропровода. Два в одном, совместно с крематорием, и горит и дымит. Мне эту технологию один старый немчура по секрету нашептал. Говорил, очень экономно выходило по газу.

Зондер: Да, да, я тоже слышал, что нам газ будут из Германии гнать на халяву. А в памяти так и всплывает; Германия – газ - Евреи…

Киндер: А ещё мерседесы, пиво и мыло в каждом туалете!

Зондер: Шо же, культурная нация, не москали какие-то, Европа - одним словом! Там всё есть, я по телевизору видел. Газоны подстриженные, деревья ровные, скворечники – люкс, птички летают, свободные. Чирикают по-немецки, весело так - Ай, Цвай, Драй! Ай, Цвай, драй! Красота!! А одеколон по-ходу палёный! Кажись польский! Точно – поляцкий! От «Русского леса» душа поёт, а от этого суррогата в Варшаву тянет, и только «Пся крев» на языке вертится.

Лойер: Я вот дочитал маляву то, ай! Йяй !йяй!, в третьем томе, блииин! Засада! Это не одеколон был, мля! Это – АНАЛИЗЫ!! Вона в пузырёк собрала, что-бы проверить не травят ли её?? Вот беда то какая? Облом! Хотя вставило неплохо! Надо бы к ней, по чаще заходить, а лучше поселиться рядом!

Киндер: А я знал, что это не одеколон. Я всё знал. А не говорил потому, что у меня доказив не было. Я твёрдо убеждён – это происки провладных анестезиологов и продажных санитаров! Мне лично незаконно две клизмы поставили, а главврач массаж простаты сделал - не пальцем. А завхоз, сука, мыло збагрил коммунякам, и бигборды мои поламал, падла!

Панчер: Слышь усохни, дефективный! Моя проблема глобальней твоих проблем! Я, всё-же, на счёт мэра! Мне «Майбах» заказывать?

Зондер: Заказывай, не заказывай, а в мэры въеду Я! На танке. Весь в белом! Кругом скворечники, птички поют, солнышко светит. И я с тризубом, на фоне плаката « Хай живе помаранча!».

Лойер: Ну шо вы как на базаре, ну чисто дети малые. Как Вона решит, так и будет. Потому что, пока Вы трындите – Вона работает! Так что, Слава помаранче и баиньки!

Свечи погасли. В лунном свете, так же бликуют иконы идолов оппозиции – « Приезд Бандеры в Москву» и «Пасечник в Голливуде». На койках, накрывшись простынями с головой, спят безмятежным сном лидеры – объединенные палатой №6.

ЗАНАВЕС

БРЕД №5

Действующие лица:

Главврач 4 (Великий), Замполит, Завхоз, Начфин.

Процедурная. Стол, кушетка, табуретка. На стенах развешаны: клизмы, утки, грелки. На столе – книга «Год во власти» и фрагмент отбойного молотка. На табурете сидит Главврач, остальные – на кушетке. Идет собрание правления дурдома. Тема: « Всеобщее покращення и своё место в мировой истории».

Главврач: Шановние спиввитчизныки! Я собрал Вас здесь, в этом кабинете, так как оппозиция захватила актовый зал и не хочет спивпрацювать с нашим режимом. А мы, несмотря на потуги папередников, обязаны послидовно покращувать жизнь наших пациентов. Причём всех! Охватить своим вниманием каждого. Не упуская никого! А денег на это, оказывается нет! И не надо косить под мой матрас. Сказано нет! Значит – нет! Без базара, в натуре. Я порожняков не гоню! А ВЫ, давайте, думайте – где наскрести, и по-больше! А то Я сам Вас раскулачу на хрен! Бездельники, дармоеды! И Ты, Замполит, махни хвостиком, если в тему въехал. Или Я Тебя полномочий лишу, лишенец ты, моральный!

Замполит: Так Я виляю хвостом, как Вы меня назначили, безостановочно. Просто в халате не видно. А зад только вверх-вниз двигается, по бокам никак - закостенел! А по теме – так Я в теме! Я с детства со всем согласен, и всегда поддерживал, всегда в русле. Я же идейный, из соглашательного большинства. Ну, вот же тут, собрались в процедурке, всем скопом. Я лично насчитал человек 240 – 250. Их никто не видит – но они есть! Точно! Чистый кворум. Запишем как выездная сессия, Мы же на лифте выезжали – значит выездная! Как по регламенту. Надо законы-шмаконы принять – примем как по распорядку, от всей больницы! Проголосуем все как один, не в первой! У меня же опыт, практика, многолетний труд на благо. И дорогу в светлое будущее знаю. И тайные тропы не забыл. Я нужник, реальный.

Главврач: Ха! Старый лис! Голова варит – шо, у молодого. В общем решено – придумываете как набрать денег, а у кого известно - у пациентов! Я подписываю, ставлю печатку и вперед – шаманьте! Мою долю – мне лично и сразу! А если прокинете – Я вас сгною, в шахте лифтовой, как кота трусливого…Урроды!

Завхоз: Что ТЫ! Акстись батюшка, нешто мы изверги какие, нешто папередники! Своих ни вжисть не кинем, остальных – запросто! Вот вдруг, мыслишка прискакала: Народ, при папередниках, землю приватизировал бесплатно. Это как-то неправильно, надо бы исправить! Он же Народ, только поверхность приватизировал и акты получил. А вглубь! Так сказать в глубину проблемы! Это же, как кровосиси по обоям, а стены то НАШИ! Хотят пахать-сеять, или ещё чего – пущай платят за каждый сантиметр вглубь – наличкой. И ни какой приватизации, только аренда!

Главврач: Ну, Ты – башка! Не совсем маразматик ещё. Выдающийся послидовник! Какая широта мысли! Гигант! А перспективы! Ведь есть ещё колодцы, могилы, фундаменты разные. Да Мы на одной картошке озолотимся! Да, что там – обалмазимся! Я себе шапку Мономаха куплю и унитаз платиновый, а то золотой примелькался уже. А ещё вертолёт со стразами от « Сваровски», как пиджак у Пенкина, к бацьке в гости летать. Пускай обзавидуется! Гегемон, мля. Тоже мне. Хотя, в руководстве, чувствуется старая школа психиатрии, как у нас когда-то, при легендарном главвраче – кукурузнике! Эээ-х! Я тогда маленьким был, а помню, как всех несогласных, на принудительное покращення отправляли. Из диссиденов хороших дворников делали, из интеллигентов – грузчиков, красота. Ёптыть! Завхоз: Да – а уж, Было времечко! Помню-помню, Я этих, несогласных, лично к койкам привязывал, а Замполит им, манифест втолковывал - электричеством. Конечно, не так богатенько жили, зато не было этих популистов-демократов, оппозистов, блин. Ходили все дружненько, в халатиках одинаковых, с генеральной линией партии согласные. Денег не требовали, и не ели почти ничего. Хорошо было, прям благодать, мля, спокойненько!

Замполит: Ой, хорошо было. Кстати, манифест у меня с собой. Всегда ношу, в кармане нагрудном, как партбилет, тьху мля, как амулет. Как память о том, давнем покращенни. Я его когда скучно, перечитываю и электрошокер свой вспоминаю. Ээ-х, вернуть бы то время сюда, я бы эту оппозицию у-ух! У меня же опыт, практика. А совести нет ни грамма, в юности в высшей партшколе вытравили.

Главврач: Совесть нынче не в моде, цинизм в цене! Так что больше цинизма, особенно в части объяснений о покращенни! Пациенты глупые, не понимают, что чем больше мы богаче, тем выше средний заработок и средние пенсии. Статистика, ёптыть! Мне лично начфин объяснял на пальцах. Правда, Я ни хрена не понял, но было складно – послидовно!

Начфин: Да все просто! Это же задачка по математике для олигофренов. Формулу надо знать! Вот, Я сам придумал. К примеру,- Два плюс два – четыре, верно, а с формулой уже нет! По безналу – пять, с откатом – шесть, а если из бюджета – то все восемь выходит! Но это только для нас! А для народа – формулу переворачиваем, и получается – для работяг около трёх, для бюджетников – два, пенсионерам – один выходит. Переводим в проценты, делим на два, минус налоги, всё, готово! Пятьдесят на пятьдесят, как в аптеке, тютелька в тютельку! Всем поровну! И всё чинно и благородно! Нас то, всего несколько тысяч, а их миллионы! Но, дебет – с кредитом сошёлся, значит, нулевой баланс соблюдён! Чего же они жалуются, что денег постоянно не хватает, всё же поровну поделили, по справедливости! Я в цифрах мастер, был чемпионом палаты по игре в пятнашки, среди дебилов. Потому и умным таким стал. В цифрах шарю, как Ньютон в яблоках! Сам от себя балдею, ну чисто синхрофазотрон, мля.

Главврач: Да, уж, силён шельма в арифметике. Зато в очко Я всегда выигрываю! Может, сыграем на заводик какой-нибудь, или на курортик с земелькой?

Начфин: Что с Тобой играть? У Тебя восемь тузов в рукаве. Да и прибрал уже вроде всё. Хотя, у Завхоза должно что-то оставаться в заначке. Он, шнырь старый, точно заныкал что-то от народа. Типа для сохранности. Отвечаю! Мля буду!

Завхоз: Заныкал не заныкал, а подготовил для реприватизации. Кое - кого обанкротил, кое-что с рейдерами захватил. Мелких бизнесменов - всех к ногтю прижал, Средний бизнес - додавливаю, ёптыть! А с газом, ни черта не выходит! Труба есть – газа нет! Парадокс, мля! Что делать, ума ни приложу! Не хочет сосед на халяву вдувать газ, говорит - «Хрен Вам!», и дули показывает! Что делать то, тьху мля?

Начфин: Что делать, что делать? Пердеть и бегать! Вот, что! Надо пациентов заставить сдавать газ в хранилище! Вот, тут Я, проект газгольдера набросал, для подвала Одесса-Броды. Я подсчитал и ошеломился! Если человек, в среднем, выделяет от 0,5 до 2 кубометров газа в год, а их человеков 45 миллионов, то это сумасшедшие деньги получаются! Вдобавок, - памперсы многоразовые продавать будем, как страховки, добровольно – принудительно, с трубкой и клапаном! Пускай пациенты сами собирают газы и наполняют нашу ГТС. Клёво я придумал? А мы только в выигрыше останемся, денег заработаем, и народ займется общественно-полезным трудом. Некогда станет по митингам-демонстрациям шарится! С трубкой в жопе не находишься! Я, за эту идею, наверное, Нобелевскую премию получу, за прорыв в альтернативных энергоносителях! А, что, дёшево и сердито! Опять же квоты по Киотскому протоколу пересмотрим, и вообще, воздух чище станет, экология улучшится. Мы же теперь – самые гуманные гуманисты, мля! Я всё подсчитал, у-х, и житуха начнётся, чисто рай, ёптыть!

Главврач: Вот это, да-а! Удивил, так удивил! Не мозг – мозжище! А это ноу-хау, срочно запатентовать надо, на меня, на семью, дело то государственное! Утрём нос, всей Европейской спильноте своей гениальностью! Пусть завидуют, недоделки западные! Ай, как весело - то стало! Я же обещал покращення, вот оно и настанет! Своё – Украинское! А на премию, ты шавка, губы не раскатывай! Забыл, кто хозяин твой, падла? Кто тебе, лысый хрен, красть разрешает? Так что махни хвостиком, если понял, не то я тебя папередникам отдам на растерзание, или пенсионерам с инвалидами, сучара подраный!

Начфин: Так Я что, Я ничего! Попутал что-то, погорячился. Прости, с кем не бывает. Дай руку – лизну, хозяин!

Главврач: Ладно! Прощаю! Трудись дальше, на наше благо. Хорошо то как! Может клизму поставить, праздничную, или ещё что-нибудь сделать для государства?

Замполит: Ох, не бережешь Ты себя, владыка, не бережешь! Всё печешься о народе, о государстве, о нас, рабах твоих. Лидер, настоящий лидер! Верю, ждёт нас удача, с тобой, и век золотой! Ну, чисто коммунизм, мля, в отдельно взятом регионе. И бабла немеряно, ёптыть! Что прикажешь – всё сделаю! Всю фракцию за тобой поведу, не глядя! Любого, кто поперек станет, или хоть слово не то вякнет, растопчу, или порву как Тузик грелку, на составные части!

Начфин: Кстати о запчастях. Есть идейка одна. Обмозговать надо. Нет, я не про те запчасти, что мы из-за границы ввозим в виде Мерседесов и Лексусов без растаможки, а про запасные органы для наших организмов. Ну, и не только для наших олигархов, а для всех, у кого есть достаточно денег и хочется жить хорошо и долго. В широком понимании этого бизнес-проекта. У нас же, в дурдоме, холодильники пустуют, а надо их наполнять. Верно? А покойников, или кремируют, или хоронят. На лицо явная бесхозяйственность и преступная халатность. Мимо кассы проходят ценные ресурсы. Это - же золотая жила! Неведомый Клондайк! Надо закончик придумать, что бы органы отбирать самостоятельно, и всё, дело в шляпе, как говорится. Родственники усопших и не догадаются, а покойнику всё равно. А мы, холодильники наполним ценными органами, да прайсик с расценками в интернет зашлём. Наша министр по здоровью подсобит, она женщина добрая, много за свои услуги не украдёт. Так только, для поддержания штанов, да детке на конфетку. Зато перспективы какие?! Материал то, неисчерпаемый. Лидерами мировой трансплантологии станем, впереди планеты всей! Симпозиумы, конференции всякие! Да у нас весь Бильдебергский клуб, в очереди стоять будет! Да мы так поднимемся, что Билл Гейтс, по сравнению с нами, как простой украинец станет. Создадим свой клуб – « Межигорский». Покруче всех других клубов будет! Да мы, ого-го, какие станем! Выше Лаврской колокольни, в натуре! Мля буду!

Главврач: Во фарт подвалил! Как пыжик, среди тюбетеек. Ну счетовод, порадовал так порадовал! Я, теперь, не просто главврач, а суперглавврач! Верх эволюции! Само совершенство! Я знал, что у бешеных банкиров мозги набекрень, потому и приблизил тебя, лысый чёрт. С детства убеждён был, что без хитрожопых финансистов, большие дела не делаются! Так, что я тобой доволен. Ты, мой любимчик будешь! Какой у меня актив классный! Начфин – умный, Завхоз – мудрый, Замполит – честный, Я просто, «Великий»! Очуметь! От шапки из трамвая, до шапки Мономаха! Я – мечта любого дурдома! Какой Я молодец! Почти Бог! За один день сделал то, что ни один главврач за всю каденцию не делал! Слава мне Великому!

Вечереет. Завхоз, Замполит, Начфин, и ещё 240-250 послидовныкив, виляя бёдрами, имитируя танец «ламбада» поют хвалу Главврачу Великому на региональном языке. Слегка угадывается мотив гимна СССР и никому не понятный набор слов. Процессия ритмически движется к выходу.

ЗАНАВЕС